Уполномоченный по правам ребенка посчитал нормальным ограничение родительских прав матери из-за гомосексуальности одного из детей

В феврале 2019 года Иван Васильев* обратился в суд с иском к своей бывшей супруге об ограничении ее в родительских правах. Причиной иска стала гомосексуальность старшего сына бывшей жены, проживающего отдельно от матери, но не скрывающего своей сексуальной ориентации. По мнению истца, проживание его детей вместе с старшим сыном «нарушает права детей на защиту нравственного развития, безопасность, жизнь и здоровье, поскольку (им) практикуются гомосексуальные отношения»

В августе 2019 суд первой инстанции принял решение о том, что гомосексуальность одного из детей не может быть основанием для ограничения родительских прав и постановил, что то, что старшим сыном практикуются гомосексуальные отношения, «правового значения к рассматриваемому спору не имеет».
На этом муж не остановился и в ноябре подал второй иск — об определении места жительства ребенка с ним. В мае 2020 суд отказал ему и в этом иске.

При этом, противоположная точка мнения была высказана уполномоченным по правам ребенка в ответе истцу.  Для того, чтобы сохранить анонимность семьи, мы не станем публиковать имя уполномоченного, а опубликуем только несколько цитат из его ответа истцу. Мы верим, что однажды страна узнает всех своих героев поименно.

— «Ваша тревога не лишена оснований, так как есть серьезная опасность того, что ваши дети, общаясь со сводным братом, не скрывающим свою сексуальную ориентацию, могут приобрести нетрадиционное сексуальное поведение».

— «Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, семья — естественная и основная ячейка общества, а однополая семья — неестественная».

— «Многие ученые продолжают придерживаться мнения, о том, что гомосексуализм — психическое заболевание».

— «Если всем детям, начиная с детского сада, а именно с этого возраста ведется работа по сексуальной ориентации и гендерной идентичности, предлагают отвечать на вопросы типа: «Кем ты себя ощущаешь девочкой или мальчиком?» и прочее то, благодаря такой самоидентификации вероятность отклонений со временем может стать таковой, что не естественная семья, а семьи ЛГБТ будут нормой нашего общества».

Светлана Захарова, член Совета Российской ЛГБТ-сети: «Вот он, конкретный случай, который показывает, как гомофобная политика российских властей разрушает семьи. Человек обращается в суд с требованием разлучить мать с ребенком только на тех основаниях, что другой ее ребенок - гомосексуален. И еще страшнее, что уполномоченный по правам ребенка, который во главу угла должен ставить интересы ребенка, поддерживает эту идею».

Александр Белик, юрист Российской ЛГБТ-сети: «В течении месяца истцом ещё может быть подана апелляция, в этом случае мы продолжим поддерживать ответчицу. Также вскоре мы получим решение суда, интересно, что на этот раз скажет суд про сексуальную ориентацию старшего сына. В прошлый раз вывод об отсутствии правового значения был сделан только на том основании, что старший сын с матерью не проживает. Хотя сексуальная ориентация человека имеет правовое значение только в одном случае — при совершении преступлений ненависти».

Интересы матери в суде представлял юрист Максим Оленичев, сотрудничающий с Российской ЛГБТ-сетью.

* Все имена изменены для того, чтобы сохранить анонимность семьи.

Russian