Уполномоченные по правам ребенка ничего не знают о травле ЛГБТ-подростков в России

Член Совета Российской ЛГБТ-сети Светлана Захарова разослала более 100 запросов о травле ЛГБТ-подростков Уполномоченным по правам ребенка всех субъектов Российской Федерации. Также запросы были направлены некоторым Уполномоченным по правам человека и в некоторые органы местного самоуправления.

Всего Светлана Захарова получила 78 ответов, из них 57 ответов - по существу. Несмотря на то, что запросы были направлены всем без исключения действующим Уполномоченным по правам ребенка в России, ответы пришли только от 24. Семь ответов пришли от уполномоченных по правам человека и еще 26 – из различных государственных структур (в основном, это министерства, комитеты и департаменты по образованию и науке). Никто из ответивших не указал ни на один известный им случай травли ЛГБТ-подростков.

Только два полученных ответа включали в себя отсылку к так называемому закону «о пропаганде». Так, уполномоченный по правам ребенка Липецкой области Юрий Таран не предоставил никакой информации о травле подростков, но указал на то, что «информация, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения, относится к виду информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей» за что предусмотрена административная ответственность. Председатель комитета по образованию Псковской области Александр Седунов пошел дальше и напомнил о решении Конституционного суда от 23.09.2014 № 24-П, пояснив, что пропаганда будет наказана даже если с точки зрения распространителя она «направлена на преодоление негативного отношения к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией».

В 19 случаях отправители как могли избегали аббревиатуры ЛГБТ или словосочетаний сексуальная ориентация и гендерная идентичность. Встречаются и письма, не содержащие ответов на заданные вопросы, и лаконичные ответы «нет», и витиеватые формулировки о том, что «обращений по указанным вами причинам не поступало». Однако в 36 ответах все-таки используется аббревиатура ЛГБТ или словосочетания сексуальная ориентация или гендерная идентичность.

Ошибка в аббревиатуре «ЛГБТ» допущена только один раз, а в одном письме есть даже отсылка к проекту журналистки Елены Климовой «Дети-404». В ответе из Министерства образования Пензенской области указано, что «ЛГБТ-подростки (Дети-404) … в министерство образования не обращались».

На вопрос о готовности сотрудничать с правозащитными ЛГБТ-организациями большинство уполномоченных и госслужащих ответили молчанием. В 28 письмах нет ответа на прямо поставленный вопрос. 13 писем содержат информацию о работе со всеми официально зарегистрированными общественными организациями в рамках законодательства. Еще 9 ответов можно расценить как отказ от сотрудничества. Согласие на сотрудничество в той или иной форме («если возникнет необходимость», «если предоставите больше информации», «если появятся запросы от ЛГБТ-подростков») выразили в 7 регионах страны.

Сама Светлана Захарова не удивлена тому, что ни один уполномоченный по правам ребенка во всей России не располагает данными о травле ЛГБТ-подростков. «Конечно же это не значит, что травли ЛГБТ нет. Это скорее указывает на то, что большинство Уполномоченных не видят и не хотят видеть этой проблемы. А большинство подростков не считает институт уполномоченного инстанцией, которой можно доверять. И это вполне логично. В России были случаи, когда несовершеннолетних пытались привлечь к ответственности за «пропаганду». Достаточно вспомнить случай Максима Неверова из Бийска». «В России нет никакой статистики даже о травле в целом, не то, что о травле ЛГБТ-подростков. Но согласно международной статистике, ЛГБТ-подростки в 4-5 раз чаще, чем другие, совершают суицид из-за травли и издёвок окружающих» - добавляет она.

Алла Чикинда, пресс-секретарь Ресурсного центра для ЛГБТ в Екатеринбурге, согласна с коллегой: «Наш опыт взаимодействия с УПР в Свердловской области нельзя назвать обнадеживающим. Каждый год мы предоставляем в аппарат УПР результаты мониторинга нарушения прав по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. И каждый год процент несовершеннолетних ЛГБТ-персон, столкнувшихся с нарушениями, очень высок, а среди самых распространённых случаев как раз травля и оскорбления. При этом, в аппарате Уполномоченного наши отчёты принимать к сведению отказываются и говорят, что никакой травли ЛГБТ-подростков нет».

В 2016 году журналистка и создательница проекта «Дети-404» Елена Климова уже проводила всероссийский опрос Уполномоченных по правам ребенка. Тогда она спрашивала о том, готовы ли Уполномоченные работать с ЛГБТ-подростками. В 2016 только 5 Уполномоченных оказались готовы поддерживать ЛГБТ-подростков.

Светлана Захарова задала Уполномоченным 5 вопросов:

  • Какие действия предпринимаются в вашем субъекте РФ для реализации Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года?*
  • Поступали ли вам запросы о травле несовершеннолетних в школе и/или социальных сетях? Какие действия предпринимались Аппаратом Уполномоченного по этим запросам?
  • Имеются ли в вашем распоряжении статистические данные о ситуации с травлей несовершеннолетних в школах в вашем субъекте РФ? Если такие данные имеются, прошу их предоставить.
  • Обращались ли к вам ЛГБТ-подростки по вопросу травли их в школе по причине сексуальной ориентации или гендерной идентичности?
  • Сотрудничаете ли вы с правозащитными ЛГБТ-организациями в вопросах противодействия травли ЛГБТ-подростков? Если нет, готовы ли вы к такому сотрудничеству?

*Согласно Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года, «особого внимания требуют такие антиобщественные действия, как запугивание, травля ребенка со стороны одноклассников, распространение лживой, порочащей ребенка информации в социальных сетях, которые нередко воспринимаются как норма не только детьми, совершающими противоправные поступки, но и жертвами такого поведения».
 

Russian