Суд признал, что плакат «Обнимашки, но я гей» не является пропагандой

11 сентября в Ярославле мировой судья Смирнова Алина постановила, что одиночный пикет ЛГБТ-активиста с плакатом «Обнимашки, но я гей» не является пропагандой. Дело было рассмотрено за 35 минут. Производство было прекращено за отсутствием состава правонарушения.     

Александр Сальников из движения «Каллисто» (коллективный участник Российской ЛГБТ-сети), вышел с одиночным пикетом в Международный день борьбы с гомофобией, бифобией и трансфобией. На одной стороне плаката было написано «Обнимашки», а на второй «Но я гей». Активист стоял с плакатом, на котором было написано «Обнимашки», а после того, как прохожие его обнимали, он переворачивал табличку и показывал надпись: «Но я гей».                                                                   

Полиция Ярославля увидела в одиночном пикете состав административного правонарушения – «пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних». В качестве доказательства наличия детей, подвергнувшихся «пропаганде», полиция приводила информацию о хорошей погоде, выходном дне и дневном времени.

Во время рассмотрения дела Александр Сальников пояснил суду, что 17 мая «погода была так себе, а пятница не является выходным днем». Суд добивался от полиции информации о том, что именно в данном случае являлось навязыванием нетрадиционных сексуальных установок, но внятного ответа не получил. Адвокат активиста Вероника Рязанцева указала полиции, что радужный флаг является не только символом ЛГБТ-движения, но и символом Движения за мир и права человека, а также используется во флаге Еврейской автономной области.

Дело было рассмотрено за 35 минут. Производство прекращено за отсутствием состава правонарушения. Дела других лиц, по которым также составлялись протоколы об административных правонарушениях за аналогичные действия, полиция в суд передавать не будет.

Юрист Российской ЛГБТ-сети Александр Белик присутствовал на заседании суда. «Несмотря на положительное решение, суд допустил ряд «стандартных» нарушений права на справедливый суд. Мне, как и всем присутствующим, запретили ведение фото- и видеосъемки без вынесения мотивированного определения, угрожали удалить из зала возмущающихся. Адвокату было отказано в ходатайстве о ведении протокола судебного заседания, а ведь административные дела в России рассматриваются без какой-либо фиксации процесса рассмотрения.

По сути решения отмечу, что это уже второе после Архангельска решение, принятое в соответствии с Постановлением Конституционного суда N 24-П от 23.09.2014 за этот год. Можно констатировать, что у госорганов нет планов по раскрываемости административных дел по статье 6.21 КоАП. А это значит, что Россия исполняет свои международные обязательства и фактически не применяет статью, признанную дискриминационной Европейским судом ещё в 2017 году по делу Баев и другие против России.

Но, безусловно, нужно добиваться отмены статьи 6.21 КоАП. Само её наличие пугает гомосексуальных, бисексуальных и трансгендерных граждан России и мешает им свободно самовыражаться. А вигилантам она дает возможность для злоупотреблений, таких как недавний срыв спектакля Театр.doc».

Russian