Радужные флаги «ущемляют достоинство других лиц»: еще один суд решил, что государственный служащий не имеет права поддерживать ЛГБТ

Приморский краевой суд подтвердил решение суда предыдущей инстанции и не удовлетворил иск ЛГБТ-активистки к своему работодателю, начавшему служебную проверку из-за того, что девушка приняла участие в первомайском шествии с радужным флагом.

1 мая 2017 года ЛГБТ-активистка была задержана во время первомайской демонстрации за то, что шла в колонне людей, державших радужные флаги и воздушные шары с надписью «ЛГБТ». Несмотря на то, что по итогам задержания не было составлено даже протокола об административном нарушении, Управление МВД по Владивостоку направило письмо по месту работы активистки с «рекомендацией» провести служебную проверку.

Работодатель провел служебную проверку, о итогах которой он и проинформировал активистку. В появившемся в результате заключении девушке ставят в вину выражение открытой поддержки ЛГБТ-сообществу (недопустимой с точки зрения авторов Заключения) и указывают необходимость поддерживать официальную государственную семейную политику.

Девушка обратилась суд с требованием признать сам факт проверки незаконным, а также указала на дискриминационные действия работодателя.

Еще в апреле этого года Фрунзенский районный суд Владивостока рассмотрел иск ЛГБТ-активистки о признании незаконными результатов служебной проверки и не удовлетворил его, так как гражданский служащий «не может пропагандировать взгляды, отличные от официальной государственной политики»

«Распространение лицом своих убеждений и предпочтений, касающихся сексуальной ориентации и конкретных форм сексуальных отношений не должно ущемлять достоинство других лиц и ставить под сомнение общественную нравственность в ее понимании, сложившемся в российском обществе, поскольку иное противоречило бы основам правопорядка».

Ссылаясь на так называемый «закон о пропаганде», суд тогда также отметил, что «любая демонстрация своих нетрадиционных сексуальных предпочтений представителями сексуальных меньшинств в местах массового скопления людей представляет особую опасность для детей и подростков». Доводы о том, что активистка выступала за права ЛГБТ, а не «пропагандировала» суд также нашел несостоятельными, ибо «доказательств свидетельствующих о реальности проблем, непосредственно затрагивающих истца или иных членов ЛГБТ-сообщества, в деле не имеется».

Russian