ЛГБТ-активист, обвиненный в распространении порнографии, рассказал о себе и о том, что произошло

Рано утром в дверь Сергея позвонили сотрудники полиции. Они сказали, что соседи жалуются на шум в его квартире. Молодой человек открыл дверь, и в квартиру вошли 7 человек. Полицейские провели обыск и изъяли «орудия совершения преступления» - компьютер и телефон. Уже позже Сергей вспомнил о том, что еще в 2017 он сделал репост одного видео на своей странице «ВКонтакте». Этот репост и стал основанием для возбуждения уголовного дела. ЛГБТ-активиста обвиняют в распространении порнографии. Мы поговорили с Сергеем о том, что с ним произошло, собирается ли он уезжать из родного города и бросать активизм. 

О себе

Я живу в Хабаровске, до этих жил во Владивостоке. Там и познакомился с Региной, руководительницей ЛГБТ-организации «Маяк». Стал волонтером Маяка и Приморского отделения Российской ЛГБТ-сети. Помогал в организации второго зимнего ЛГБТ-фестиваля «Сияние Востока», мы проводили вечеринки, потом открывали комьюнити-центр. Даже открыли мужскую группу терапевтическую, она работает до сих пор. Даже уже онлайн-встреча одна прошла. И старые лица были, и новые, группа живет.

К чему привел репост видео, сделанный в 2017 году?

21 февраля я собирался на работу, у нас как раз планерка должна была быть. Всех собирали в 9 утра. Должен был быть праздничный фуршет. В 7 утра раздался звонок в дверь. За дверью два человека стояли, сказали, что на меня жалуются соседи за шум. Я даже не думал, что может что-то случится такое. Я открыл дверь и 7 человек зашли. Они представили бумагу о том, что я обвиняюсь в распространении порнографии. Как я понял позже, речь была о том, что я на свою страницу сделал репост видео еще в 2017 году. Это был просто репост, я сам ничего не загружал. Уже не помню, как я этот репост сделал.
Они начали рыться в моих вещах. В итоге забрали мой и сестры ноутбуки и мой телефон. И меня с собой забрали в отделение. Там я провел два часа, а потом поехал на работу. Потом позвонил Регине. Я даже не понимал, что произошло. Я ей говорю, «Ты не переживай, все нормально». А она мне – «Да какое нормально, у тебя же обыск был»!

На следующий день она мне номер юриста дала. Уже страшно было. А в воскресенье мне прислали репортаж от России 24, и у меня просто руки опустились. А дальше все закрутилось, со мной Сеть связалась, много кто со мной связывался, адвоката помогли найти. А потом волокита бумажная и карантин настал. Сейчас как будто бы ничего не происходит. Я надеюсь на то, что приговор будет условным.

Я раньше никогда не сталкивался с правоохранительными органами. Это была первая такая встреча. И, надеюсь, последняя. Хотя я знаю про другие такие дела. Про других людей, которых хотят привлечь за репост. Это просто нонсенс. Люди когда слышат об этом, они поверить не могут. Только в России такое может быть. Я не понимаю, почему реальных преступников не ловят, может боятся их? А за нами следят, за каждым шагом. Социальные сети теперь я вижу, как источник повышенной опасности. В ВК меня больше нет. Я по нему скучаю, привычный контент там для меня был.

Что дальше?

А дальше что… я думал о том, чтобы уехать, но других языков кроме русского и частично китайского я не знаю. И то китайский ломанный. У меня здесь работа, квартира, семья, все здесь. И в активизме я остаюсь. Мы планируем провести флешмоб 17 мая. Я помню свой первый Радужный флешмоб, это был 2011 год. Как раз была акция Радуга над Амуром. Я очень боялся идти. И со мной после учебы одногруппница пошла. Мы вместе пошли и запустили шарики. На шариках писали, чего мы хотим. Я, правда, не помню, что я писал. Но мы мечтателями были, о светлом будущем мечтали. Кто бы сказал, что через 9 лет такая хрень случится. Но сейчас перед 17 мая мне уже не страшно. Я, наоборот, готов поддержать тех, кто боится и выйти за тех, кто боится.

Russian