Трансгендерная женщина из Москвы не теряет надежды увидеть собственного сына

Больше года трансгендерная женщина Алиса борется за право увидеть своего сына. Бывшая жена Алисы утверждает, что трансгендерность женщины оказывает пагубное влияние на ребенка несмотря на то, что сама прожила с ней после процедуры хирургической коррекции пола четыре года. Но Алиса не оставляет надежды на то, что может добиться права участвовать в воспитании собственного сына.

«Большую часть нашего брака я была для неё Алиса»

Алиса - трансгендерная женщина. После коррекции пола они прожили со своей уже бывшей женой четыре года. Как рассказывает сама женщина, «большую часть нашего брака я была для неё Алиса, и она сама настояла на операции и помогла с оплатой. У меня были сомнения в необходимости хирургического вмешательства, но она хотела смены моих документов».

Несколько лет назад пара переехала в Уругвай, где общество толерантно к гомосексуальным, бисексуальным и трансгендерным людям.  Уже там Алиса рассталась со своей женой и встретила Габриэллу – уроженку Уругвая. Фактической причиной для расставания с женой стали именно отношения Алисы с другой женщиной, что четко указано в заявлении на развод. Уже намного позже, в 2015 году, появилась экспертиза, согласно которой причиной расставания стала перемена пола. А ведь после операции пара даже пыталась завести второго ребенка с помощью ЭКО.

«Последний раз я видела сына в июле 2014 года»

Летом 2014 года бывшая жена Алисы вернулась в Россию вместе с их общим ребенком, ничего не сказав самой Алисе. Здесь она подала на развод и их брак был расторгнут. Для того, чтобы видеться со своим сыном, Алиса и ее новая жена Габриэлла приехали в Россию. Однако бывшая жена не только не давала женщине видеться с ребенком, но и подала в суд, чтобы ограничить ее родительские права, ссылаясь на то, что она оказывает на ребенка дурное влияние. Алиса говорит о том, что последний раз она видела сына в июле 2014 года: «Я пыталась увидеть его у него дома и в школе, но домой меня, естественно, не пустили».

В августе 2015 Гагаринский районный суд Москвы принял решение о том, что достаточных оснований для ограничения родительских прав Алисы попросту нет. Однако ее бывшая жена подала апелляционную жалобу.

В одном из многочисленных документов, приложенных к делу, бывшая жена Алисы сформулировала свою позицию так: «Фактически находясь в однополом браке, считая нетрадиционные сексуальные отношения социально равноценными и распространяя об этом информацию в сети Интернет в открытом доступе, проведя провокативную регистрацию де-факто однополого брака в стране, в которой однополые браки запрещены, истец требует общения с малолетним ребёнком, в том числе проживание части времени с ним и его женой, возобновления «влияния» на ребёнка, что неизбежно приведёт к формированию нетрадиционных сексуальных установок, ощущения привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, навязывая информацию о нетрадиционных сексуальных отношениях и вызывающей интерес к таким отношениям…»

В конце декабря 2015 года Московский городской суд вынес свое решение - родительские права Алисы были ограничены из-за ее трансгендерной идентичности. В качестве доказательств «пагубного влияния» были представлены результаты психологической экспертизы, свидетельства участия Алисы в Марше разнообразия в Уругвае и фотографии со второй свадьбы женщины. При этом, ребенок не присутствовал ни на одном из этих мероприятий и ничего о них не знал.

По мнению адвоката Алисы Игоря Давыдова, решение Городского суда является незаконным и необоснованным. «Решение суда основано лишь на предположениях, а все доказательства свелись лишь к заключению психологической экспертизы, предоставленной стороной истца. Эта экспертиза проводилась без участия самой Алисы. Более того, ее даже не уведомили о ее проведении и не пригласили участвовать, что является грубым нарушением норм ГПК. Даже убийц редко лишают родительских прав, часто прокуратура даже не поднимает этот вопрос. Однако именно в этом случае прокуратура заняла жесткую позицию, не предоставив при этом ни одного доказательства». Адвокат Алисы подал кассационную жалобу на Определение Московского городского суда.

«Я думаю, что мне удастся восстановить родительские права. Доказательств моего негативного влияния на сына, кроме экспертизы, сделанной с грубыми нарушениями и содержащей многочисленные фактические ошибки, нет. Я очень надеюсь на кассацию. Я хочу рассказать эту историю, потому что хочу, чтобы остальные трансгендеры знали, что такое возможно. В то время, когда я меняла пол, я не знала о таких случаях. Не давали усыновлять – это да, но никогда не отнимали детей. По крайней мере, я об этом не слышала, хотя и следила. Люди должны знать, что такое может быть. Если бы я знала, что это возможно, я бы точно построила свою жизнь по-другому, либо приняла бы дополнительные меры, чтобы не допустить такого развития событий. Я понимаю, что для меня возможность упущена, но для других - ещё нет».

Russian