Суд вновь признал законным отказ в изготовлении этикетки с радужной символикой

В июле этого года Первомайский районный суд Омска оставил без удовлетворения апелляционную жалобу Кудряшовой Юлии к ООО «СБ-Евразия», отказавшемуся изготовить подарочный шампунь с радужной символикой на этикетке. Несмотря на то, что основанием для отказа стала ссылка компании на так называемый «закон о пропаганде», суд не принял во внимание дискриминационных мотивов отказа. Адвокат Кудряшовой подал кассационную жалобу.

В ноябре прошлого года Юлия Кудряшова обратилась в кампанию «СБ-Евразия», занимающуюся изготовлением и продажей шампуней в подарочной упаковке, с предложением изготовить товар с этикеткой, разработанной самой Кудряшовой. Получив согласие и обсудив количество, стоимость и сроки исполнения заказа, девушка отправила макет этикетки, представляющий собой радужный флаг, и получила отказ. Кудряшова обратилась в мировой суд с иском о защите прав потребителя с требованием обязать «СБ-Евразия» изготовить партию продукции и взыскать компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

В своих отзывах и на исковое заявление, и на апелляционную жалобу, поданную 15 мая 2017 года, «СБ-Евразия» не оспаривала того факта, что заказ был принят и согласован в обычном порядке, как договор оферты. Более того, ответчик прямо указал на то, что «макет этикетки согласован не был, так как обычно данное условие не является обязательным для согласования, ибо обычно изображения на этикетках заказчика не противоречат существующему законодательству».

Однако и мировой судья, и судья Первомайского районного суда проигнорировали дискриминационный характер отказа и ссылку на закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В обоих случаях решения судов были основаны на том, что письменный договор между истцом и ответчиком заключен не был, несмотря на то, что «СБ-Евразия» работает по договору оферты.

Как отмечает адвокат Кудряшовой Николай Родькин, «к рассмотрению апелляционной жалобы суд подошел формально. По моему мнению, судебные акты по данному делу являются ярким примером гомофобии со стороны государства в лице судебной власти. Суд уклонился от обязанности устранить явное нарушение права представителя ЛГБТ-сообщества, трусливо избежав неудобной для него темы».

Russian