Слухи и вымыслы о российском ЛГБТ-движении

Этот материал был впервые опубликован 09.09.2016 вот здесь, вопросы задавал Константин Norfolk

ЛГБТ-активисты - это люди с активной гражданской позицией. Они продвигают идеи социального равноправия и борются с дискриминацией ЛГБТ. Но, по большому счёту, всё это общие слова, обрастающие домыслами обывателей. Что на самом деле мы знаем об ЛГБТ-движении в России? К сожалению, не так много. Незнание порождает мифы, мифы трансформируются в стереотипы. Среди самих ЛГБТ-людей, далёких от каких-либо организаций, циркулирует невероятное количество слухов, основанное на том, что мы не верим в честность других и всегда ищем скрытые мотивы. Как же разобраться в море иллюзорных представлений? Попробуем спросить самих ЛГБТ-активистов.

Игорь Кочетков – член Совета Российской ЛГБТ-сети, ответил на мои вопросы. 

За последние годы сложился устойчивый образ активиста в кавычках как человека, истерично выкрикивающего слово «гей-парад» и живущего на «американское золото», все знают, что это называется гранты, который со своими подельниками действует по указке «Запада» и только и мечтает, чтобы уехать туда, прикрываясь штампом "беженец". Поэтому первый вопрос, Игорь, как лично вы пришли к той деятельности, которой занимаетесь сейчас? Кто или что вас заставило? Почему так вышло?

Игорь Кочетков. Это не "вышло" само, также никто и ничто меня не заставляло. Я принял совершенно свободное и сознательное решение заняться активной правозащитной деятельностью больше десяти лет назад. Хотя никакого готового "плана" у меня тогда не было. Начал я вместе с группой единомышленников с написания статей на общественно-политические темы, связанные с положением ЛГБТ и о том "как нам обустроить" правозащитное ЛГБТ-движение в России, которого на тот момент практически не было. Помню был в начале удивлен, что мои статьи читают и комментируют. "Значит это кому-то нужно" - подумал я - продолжал. Со временем группа единомышленников и единомышленниц росла, вышла за пределы Интернета и превратилась в организацию "Российская ЛГБТ-сеть", которой в этом году, кстати, исполнилось 10 лет. Что мною двигало все это время? Мне кажется, две вещи: какое-то врожденное чувство справедливости и интерес к созданию чего-то нового, меняющего жизнь вокруг. К слову, когда мы начинали никаких грантов и в помине не было. Мы не только их не ждали, но и были абсолютно уверены, что их никогда не будет.

Десять лет - приличный срок. Кстати, а чем занимается ЛГБТ-сеть? Уверен, если я задам такой вопрос аудитории, скажут, что запускают разноцветные шары по весне и дерутся с полицией...

Игорь Кочетков. Что-то я не припомню, чтобы участники и участницы Российской ЛГБТ-сети дрались с полицией. Задерживать нас задерживали - бывает такое. Задерживают за то, что мы реализуем наше право на свободу собраний. Но правонарушителями в данном случае является полиция, а не мы. Публичные акции (включая шарики по весне) очень важны. Потому что, если вы не заявляете публично о своих правах, то у вас этих прав просто нет. Если вы молчите - не удивляйтесь, что ваше человеческое достоинство не уважается, а права нарушаются. Но, разумеется, публичные акции это не единственное и не главное, чем мы занимаемся. Основная часть нашей миссии сейчас - поддержка и развитие правозащитных ЛГБТ-групп в регионах России. Мы помогаем таким группам появиться и развиваться, обучаем активистов, поддерживаем их деятельность. На сегодня подобные группы действуют в разных регионах страны - от Петербурга до Камчатки. Благодаря им ЛГБТ-люди могут получить психологическую и юридическую поддержку, информацию там, где они живут. Мы считаем очень важным, чтобы ЛГБТ-люди, вообще, и ЛГБТ-активисты, в частности, понимали, что они не одни, каждый и каждая со своими проблемами, чувствовали поддержку Движения, частью которого они являются. Поэтому мы организуем мероприятия, на которых люди из разных регионов могли бы встречаться, обмениваться опытом, создавать совместные проекты и т.п. В частности, каждый год (обычно в ноябре) Российская ЛГБТ-сеть проводит Форум ЛГБТ-активистов и активисток. К сожалению, правозащитные ЛГБТ-группы есть еще далеко не во всех российских регионах. Поэтому большинство ЛГБТ-людей нуждаются в дистанционной юридической и психологической помощи. Такую помощь мы оказываем через телефон Горячей линии, онлайн-чат, наш сайт. Это профессиональная помощь. Работает целая команда (то есть, целых две команды) юристов и психологов. А еще ЛГБТ-движению нужны союзники, потому что нарушения прав человека по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности - это лишь часть проблемы прав человека и наше движение должно быть частью российского и глобального движения за права человека, справедливость и демократию. Именно благодаря деятельности ЛГБТ-сети сегодня все российские правозащитники признают, что права ЛГБТ - это права человека. Сейчас мы много внимания уделяем созданию коалиции с независимыми профсоюзами. В частности, для того, чтобы увеличить возможности ЛГБТ-людей по защите своих трудовых прав. Я уже сказал о важности открытости ЛГБТ-людей и видимости их ситуации. Именно для этого мы занимаемся сбором информации о фактах нарушений прав ЛГБТ, анализируем ее и распространяем как в России, так и за рубежом. Это называется "Мониторинг нарушений прав человека по признакам СОГИ". Вот таковы главные направления нашей работы сегодня. А те, кто хочет узнать о ней больше, или присоединиться к ней, могут пройти на наш сайт lgbtnet.org или на наши группы в социальных сетях. Добро пожаловать, как говорится.

Вы сказали, одно из направлений вашей деятельности - это обучение специалистов и ЛГБТ-активистов. В чем оно заключается? Это некие тренинги и семинары, проводимые в городах, или получение какого-то специального образования?

Игорь Кочетков. Да, это тренинги и семинары. Мы не образовательное учреждение. Для участия в мероприятиях для юристов и психологов приглашаются люди, уже имеющие соответствующее специальное образование.

Разве так уж нужна юридическая или психологическая помощь? Допустим кому-то необходимо порыдать о своей несчастной судьбе, хотя кто-то скажет, что душу можно излить и священнику. Или юридическая помощь, неужели это так серьёзно? В чём именно она выражается, не завещания ведь оформляете?

Игорь Кочетков. Около 15% ЛГБТ-людей в России ежегодно становятся жертвами физического насилия, мотивированного гомофобной и трансфобной ненавистью, еще больше жертв психологического насилия по той же причине, около 10% сталкиваются с дискриминацией на рабочем месте и при устройстве на работу. Так как Вы думаете - нужна кому-то юридическая и психологическая помощь или нет. Мы, в Российской ЛГБТ-сети, думаем, что нужна и оказываем ее. Что касается профессиональной психологической помощи, то это не про "душу излить", а про личную безопасность и здоровье людей. Проблема еще и в том, что юристов и психологов в университетах не готовят к оказанию помощи пострадавшим от гомофобии и трансфобии, поэтому мы также занимаемся и обучением специалистов.

Это ваши юристы помогли Елене Климовой, когда в отношении её группы-404 начались судебные преследования?

Игорь Кочетков. Да, это были наши юристы.

Получается достаточно широкий спектр деятельности, безусловно каким-то образом финансируемый. Не хотелось бы лезть в чужой карман, но вопрос этот всё равно всегда муссируется. Поэтому на ваше усмотрение отвечать или нет: на чьи деньги вы существуете: западные или российские? А следующий мой вопрос вот о чем: есть ли общественные и политические организации в России, не связанные с ЛГБТ, но поддерживающие Ваши усилия. Как, например, вы относитесь к заявлению партии «Яблоко» о недопустимости дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности?

Игорь Кочетков. Начну со второго вопроса. Я уже сказал, что одно из основных направлений нашей работы - союзники. Сегодня все (подчеркиваю - все) известные российские правозащитники и правозащитные организации России поддерживают усилия ЛГБТ-активистов и активисток против дискриминации. Это часть общей "повестки дня". Политическая партия, ("Яблоко") участвующая в парламентских выборах прямо выступает против дискриминации по признакам СОГИ, включает в свою программу пункты о комплексном антидискриминационном законодательстве и признании гражданских партнерств. Все это десять лет назад просто представить себе было невозможно. И все это не "само собой" случилось. Это результат работы ЛГБТ-активистов и активисток.  Что касается финансирования. Юристы, психологи, эксперты не могут работать совсем бесплатно. Не потому, что они такие корыстные люди, а потому, что им и их семьям надо на что-то жить и они имеют полное право на доход, достойный их уровня квалификации. Мероприятия, о которых я рассказывал выше (обучение специалистов и ЛГБТ-активистов, Форум ЛГБТ-активистов и др.) тоже, увы, невозможно провести бесплатно. Все названное мной (юридическая и психологическая помощь и другие мероприятия) кто-то должен организовывать, и на эту работу уходит много времени. Следовательно, она также не может быть бесплатной. Нашу работу финансируют зарубежные фонды. Мы этого никогда не скрывали и не скрываем. Так что "муссировать" здесь нечего. Почему зарубежные? Во-первых, защищая права человека в России, мы должны быть независимы от российских властей. Такова, во всяком случае, моя позиция. Во-вторых, в России нет независимых от государства организаций, готовых финансировать ЛГБТ-движение. В-третьих, и в главных, само российское ЛГБТ-сообщество пока не спешит "скидываться" на защиту своих прав. Это просто факт. Часть ответственности за это лежит и на ЛГБТ-активистах. Мы все еще мало работаем в этом направлении. Односторонняя зависимость ЛГБТ-организаций от иностранного финансирования - плохая тенденция. Ее надо преодолевать. Однако я хочу подчеркнуть - надо не отказываться от иностранного финансирования, а дополнять его вкладом тех, чьи права и достоинство мы пытаемся защищать. Право на создание независимых общественных организаций - право человека. Оно включает также и право на привлечение финансирования этих организаций. Какое оно - иностранное или отечественное - вообще никакого значения не имеет. Главное, чтобы оно было:

а) разнообразным по источникам,

б) независимым от государства

и в) честным по своим источникам и целям.

И государство просто обязано узаконить любое финансирование неправительственных организаций, если оно соответствует трем названным принципам.

По поводу независимости от российских властей. Для чего это нужно? Некоторые считают, что тем самым ЛГБТ-движение противопоставляет себя власти, пачкает свою репутацию политикой и получает ответную реакцию от власти в виде законов о так называемой "пропаганде гомосексуализма". И по поводу "Яблока", похоже, что многие ЛГБТ-активисты приняли именно "Яблоко" как партию, выражающую их интересы, но вот среди, скажем так, простых ЛГБТ-граждан такого единого мнения нет. Очень велика степень недоверия. Говорят, что "Яблоко" не преодолеет 5%-барьер, не попадёт в федеральную думу, а, следовательно, и нечего эту партию поддерживать. Игорь, неужели никто кроме "Яблока" не воспринимает ЛГБТ всерьёз?

Игорь Кочетков. Любая независимость нужна, чтобы быть свободными. В том числе - свободными от политических обязательств. Мы не политическая организация и не берем на себя никаких политических обязательств. Что касается "ответной реакции". А на что реакция-то? На то, что мы открыто говорим о нарушениях прав человека? Кто-то считает, что нужно помалкивать? Им, для информации, могу сообщить, что наибольшим рискам дискриминации, физического и психологического насилия подвергаются именно те, кто "помалкивает" и "не афиширует". Это показывает статистика обращений к нам и наши исследования за десять лет. И это объяснимо. Тот, кто "не афиширует" в случае чего не пойдет в полицию или в суд, не будет "качать права" И потенциальные агрессоры и правонарушители это прекрасно знают. Для них такие "молчуны" просто находка, золотые телята. Их можно абсолютно безнаказанно грабить около гей-клубов, например, можно назначать подставные "свидания", а потом шантажировать и унижать. Все что угодно можно с ними сделать и совершенно безнаказанно. Пока проблема не видима, пока общество ее не обсуждает - она не может быть решена. И то, что положение ЛГБТ в России превратилось из замалчиваемой темы в тему широко обсуждаемую - это достижение. О том, кто к нам относится серьезно я уже сказал выше. Государство к нам тоже очень серьезно относится, раз пытается нас запретить. Чудес не бывает, ничего "само" не случается. За свое достоинство и права бороться надо, а не ждать, когда кто-то вас облагодетельствует. Опасаетесь, что "Яблоко" не пройдет барьер? Так оторвитесь от дивана и пойдите проголосуйте за них. Раз уже так вышло, что это единственная на сегодня партия, которая признает необходимость соблюдения прав человека для всех без исключения. Надо не "недоверие" свое по домам холить, а выходить и делать что-то, чтобы с вами считались.

Иногда можно услышать об обращениях ЛГБТ-активистов в Европейский суд по правам человека. Кто-то даже выигрывает такие суды. Преподносится это обычно как некое достижение в деятельности того или иного ЛГБТ-активиста или ЛГБТ-организации. Мне интересно, какова реальная польза от такого рода деятельности? Имеется в виду даже не столько польза для конкретного человека, сколько для всех остальных, которым об этом рассказали.  Имеет ли вообще решение Европейского суда какой-то вес в отношении целой группы населения?

Игорь Кочетков. Давайте посмотрим. Россия является членом Совета Европы и уходить оттуда не собирается (пугает периодически, но не уходит. Значит - не хочет). Это означает, что решения ЕСПЧ для государства российского обязательны. И оно должно не только компенсации выигравшим дела против него выплачивать, но и менять те нормы закона и практики, которые с точки зрения ЕСПЧ нарушают права человека. Оно этого сейчас чаще всего не делает, то есть не исполняет своих обязательств. Но ведь оно сейчас и российскую Конституцию не исполняет по целому ряду пунктов. Это, однако, не означает, что Конституция бесполезна и мы, граждане, тоже не должны ее соблюдать и на нее ссылаться. Это означает только, что вот эти конкретные власти нарушают правовые нормы. С ЕСПЧ то же самое. История заканчивается не сегодня. Обращения в ЕСПЧ мы обычно называем стратегическим судопроизводством. Эта история рассчитана на изменения в перспективе. Тем более, что по каждому делу решения ЕСПЧ приходится ждать от пяти лет и больше. Но я хочу повторить то, что сказал выше - никакие изменения "сами" не происходят. Чтобы решения ЕСПЧ "работали" в России кое-что могут сделать и ее граждане, чьи права нарушаются. Для этого надо идти в суд (самый обычный российский суд общей юрисдикции по месту жительства пострадавшего или по месту нахождения нарушителя) и требовать, чтобы этот суд применял нормы права так, как их трактует ЕСПЧ. Разумеется, в суд лучше идти, взяв с собой профессионального юриста. В этом, кстати, могут помочь ЛГБТ-активисты.

Как вы, наверное, знаете, наш ресурс занимается тематической литературой. Мы собираем произведения не только именитых писателей, но и произведения сетевых авторов. Недавно я спросил у некоторых из них, почему они не пишут об ЛГБТ-активистах. Они ответили, что не знают, что о них можно написать. А лично вам интересна гей-литература, что вы думаете о самом явлении, снижает ли это уровень гомофобии в обществе? И как считаете, будет ли интересен читателям ЛГБТ-активист как главный герой рассказа или повести?

Игорь Кочетков. ЛГБТ-активисты должны быть главными героями поэм и романов, а не каких-то там повестей и рассказов. Это шутка, конечно. Пусть уж писатели и поэты сами решают, кого им делать героями своих произведений. Что касается меня, то на определенном этапе жизни хорошие произведения гей-литературы мне помогли и вдохновили. За что большое спасибо их авторам.

Благодарю Игоря Кочеткова за развёрнутые и обстоятельные ответы. Но самый главный вывод, который я для себя сделал - реальные люди занимаются реальным делом, в России есть те, кто вам поможет в случае проблем порождаемых гомофобией окружающего мира. И это вселяет надежду.

Вопросы задавал Константин Norfolk.
 

Russian