Русский Репортёр: «Сoming out» на Неве

Председатель российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков  о пропаганде, страхах и о том, почему в обществе, где ненавидят геев, опасно жить и гетеросексуалу.
Выражение «coming out» в английском языке используется, когда человек открыто признает свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. Вчера верховный суд удовлетворил иск гей-сообщества, и теперь гей-парады не являются пропагандой гомосексуализма. Пообщавшись с Игорем Кочетковым, корреспондент «РР-Онлайн» понял, что до массового «coming out» у нас в стране еще очень далеко.

Председатель ЛГБТ-сети сидит вместе со мной в кофейне на Арбате. На нем строгий костюм и фиолетовый галстук, мы беседуем. Из толпы посетителей выплывает вальяжно старуха с корзиной красных роз. Увидела нас – наметила цель.
– Купите своей девушке букетик, а?
– Нет, спасибо, – сухо отвечает председатель.

Вопросов Игорь не ждал и сразу начал рассказывать про то, как притесняют меньшинства в нашей стране. Избитая песня, всегда одно и то же, не принимают геев в нашем обществе, казалось бы, можно закрыть эту тему и больше не думать, сделать ведь ничего нельзя. Но Кочетков продолжает борьбу меньшинства.
Что значит «пропаганда» гомосексуализма? Я, честно говоря, не до конца понимаю, как можно пропагандировать сексуальную ориентацию?

– Я тоже не знаю. Никогда не пропагандировал свою сексуальную ориентацию, просто не скрываю ее,  говорю о том, кто я есть, но никогда  не призывал других ко мне присоединиться.

Вас задерживали за пропаганду?

В Петербурге во время одиночного пикета. Это был Международный день молчания – акция в знак протеста  против замалчивания преступлений на почве гомофобии и трансофобии. Люди по одному выходят  на улицы с заклеенными ртами, раздают листовки, в общем, все невинно. У меня был плакат: «Нет замалчиванию преступлений против геев и лесбиянок». Тут же арестовали и обвинили в пропаганде гомосексуализма по свежеиспеченному петербургскому закону. Протокол так и не дошел до суда, и меня судили за неповиновение сотруднику полиции. Так вот, в суде вопрос о пропаганде всплыл. Я спросил у сотрудника полиции, почему он решил, что я пропагандирую гомосексуализм? На что он мне ответил: «Это вопрос философский, – и добавил, – на вашем плакате было написано, что вы протестовали против преступлений, значит, вы считаете, что вас угнетают, а раз вы так считаете, то вы пропагандируете».

– Зачем вы так акцентируете внимание на своей сексуальной ориентации, без этого никак?

Если я бы скрывал свою сексуальную ориентацию, я бы, прежде всего, врал самому себе. Представьте, каждый день человек просыпается и ложится спать с мыслью, что он врет самому себе, врет окружающим. Он вынужден врать, потому что боится сказать правду. Я думаю, каждому человеку знакомо это ощущение. Подленькое сосущее чувство, когда вы вынуждены что-то скрывать, когда мучает совесть перед самим собой. Геи и лесбиянки в России сейчас живут вот с таким чувством.

Вы тоже боитесь?

– Помните про гадкого утенка? Если утенку с трех лет внушать, что он гадкий, урод, он в это сам поверит. Игорь Кон говорил, первое, что мальчик  узнает в своей сознательной жизни: он  не должен быть бабой и педиком. Ребенок узнает это в три–пять лет, и далее ему всю жизнь это внушают. Как вы думаете, останутся у него в голове страхи? Да, и еще какие.
– Нам говорят, занимайтесь дома, чем хотите, живите своей личной жизнью, вас никто не будет трогать. Но это неправда. Люди не могут построить нормальные личные отношения, если они боятся самого факта этих отношений. Если сам факт может стать причиной для общественного осуждения, преследования и даже для физического насилия. Осуждающие не подозревают, что  среди их знакомых, сослуживцев есть геи. Но как только они узнают, их отношение сразу меняется. В России, например, по соцопросам только одиннадцать  процентов считают, что среди знакомых есть геи и лесбиянки – это большое заблуждение. В США этот процент равен семидесяти. И страшно, что наше сообщество невидимо. Да большинство русских людей никогда в глаза не видели геев.
– И если в каком-нибудь Саратове гомосексуальная пара будет целоваться на улице – это чревато самыми тяжелыми последствиями. Даже в Москве и Питере вы редко видите целующиеся однополые пары. В головах людей сидит страх. С 1933 по 1993 год за такие дела сажали в тюрьмы и в психушки. Я это к тому, что невозможно жить обычной личной жизнью.

– Вас били за то, что вы гей?

Неоднократно.

– Сколько, по-вашему, в российском обществе людей нетрадиционной ориентации?

– Никто не считал, а как? Никто же не признается. Есть теория, что в каждом обществе  присутствует от трех до десяти процентов людей с негетеросексуальной ориентацией. Они живут, скрывая свою сексуальную ориентацию, причем так, чтобы даже подозрений не закралось.
– Вот у вас гетеросексуальная ориентация, а теперь попробуйте на протяжении месяца прикинуться  геем.  И так, чтобы вам поверили, чтобы ни у кого вопросов не возникало. Вы сойдете с ума. Но большинство так и живут.

– Если люди так остро реагируют на вопросы сексуальной ориентации, может, просто об этом не разговаривать, в сущности, кому какая разница?

Это миф. Людям на самом деле не все равно, какая у вас ориентация. Посмотрите, что происходит на новостных сайтах, интернет-форумах, тысячи похабных комментариев.  И эти же люди пишут, что нас не волнует ваша сексуальная ориентация. Что же вы тогда комментируете? Людей очень интересует ваша личная жизнь, если она другая.

Вы рассуждаете о том, что общество отказывается вас принимать, а есть те, кого не принимаете вы? 

Сообщества, разжигающие ненависть, неважно, по какому признаку. Есть люди, чьи убеждения мне не нравятся, но на то они и убеждения, чтобы, когда нужно, я держал их при себе. И меня удивляют и расстраивают некоторые люди, которые называют себя верующими. Они оправдывают свою агрессию и дикость оскорбленными религиозными чувствами.

Сегодня тяжело представить, что когда-нибудь в России разрешат, например, однополые браки, либо что кто-то из политических активистов заявит о своей нетрадиционной ориентации. Как вы считаете, возможно ли такое развитие событий вообще и что для этого нужно?

Парадоксальная ситуация, становится все больше открытых геев и лесбиянок, но не среди людей, которые достигли какого-то положения в обществе. Они будут молчать до последнего, потому что боятся потерять свое положение. Ведь чем выше социальный статус, тем важнее принадлежать к гетеросексуальному большинству. Когда у нас изменится политическое устройство, когда для того, чтобы занять высокое положение в обществе, не надо будет принадлежать к какому-либо большинству, неважно,  религиозному, сексуальному, национальному, а до этого, это вопрос личного мужества.

Как  думаете, сколько людей будет на ближайшем гей-параде?

Гей-парад точно не цель нашей деятельности. Если в России этот инструмент не работает, мы его проводить не будем. Сегодня на любые митинги, связанные с ЛГБТ-тематикой, ходит людей не так уж много. Люди устали от этого. И на «Марше миллионов», который планируется, тоже будут отнюдь не миллионы.

Хотели ли бы вы, чтобы у нас в стране вышел журнал, где на обложке была бы гомосексуальная пара? Как было с номером журнала «ОK», где на обложке появился Элтон Джон, его бойфренд и их приемный ребенок?

– Конечно. И произойдет это быстрее, чем некоторые думают.

Справка
Кочетков Игорь Викторович, 42 года, правозащитник, ЛГБТ-активист, председатель Российской ЛГБТ-сети, директор Санкт-Петербургской ЛГБТ-организации «Выход». Окончил факультет социальных наук РГПУ им. А. И. Герцена, кандидат исторических наук. С 1992 по 2009 год – на преподавательской и научной работе. Открытый гей, живёт в гражданском однополом браке.

Аксинья Ремизова

Оригинал здесь.

Russian