O Международном дне борьбы с гомофобией, бифобией и трансфобией и Докладе Уполномоченного по правам человека в России

17 мая отмечается Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией. Но в этом году этот день в нашей стране ознаменован и другим событием – опубликован Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ за 2016 г. Второе событие оттеняет и подчеркивает важность первого.

Татьяна Москалькова ни словом не обмолвилась о проблеме дискриминации и преступлений ненависти, мотивированных гомофобией и трансфобией. В России в прошлом году не было таких проблем? Да, нет – были. Уполномоченной «не поступало обращений» (любимая отговорка)? Нет – поступали. Российская ЛГБТ-сеть (как и в предыдущие годы) направила в адрес Москальковой целый доклад о нарушениях прав человека в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью.

И мы даже получили на него ответ из ее офиса, в котором нас известили о том, что наш доклад будет «изучен и принят к сведению». На деле он был проигнорирован. Так же как, впрочем, проигнорирована проблема дискриминации россиян и по всем остальным признакам. В докладе Уполномоченного слово «дискриминация» не использовано ни разу.

Какое отношение все это имеет к Международному дню борьбы с гомофобией и трансфобией? Самое непосредственное. Этот день про то, что замалчивание последствий гомофобии, бифобии и трансфобии смертельно опасно.

За последние пару недель Татьяна Николаевна сделала ряд правильных шагов по содействию расследованию массовых похищений, пыток и убийств геев в Чечне, совершенных представителями власти. При этом омбудсвумен настаивает: вопрос не в сексуальной ориентации этих людей, а в том, что «никто и ни при каких условиях не может быть подвергнут насилию, унижению, и, тем более, лишению жизни».

Нет, Татьяна Николаевна, - вопрос как раз в сексуальной ориентации. Потому что в данном случае людей похищали, пытали и убивали именно из-за их сексуальной ориентации. Без признания этого обстоятельства невозможно ни понять, ни расследовать, ни предотвратить повторение подобных преступлений в будущем.

Никто (или почти никто) не скажет, что людей можно пытать и убивать. Но это если речь идет о людях. Гомосексуалов и трансгендеров в нашей стране не все считают людьми.  Официальные лица Чеченской республики, например, прямо говорят: геев у нас нет, а если бы и были, то их родственники отправили туда, откуда не возвращаются. То есть – убили бы. Таким образом чеченское государственное руководство публично признает, что геев убивать можно. И, что характерно, подобные заявления не вызвали никакой реакции ни у Уполномоченного по правам человека в РФ, ни у Президента РФ. Значит, и с их точки зрения гомосексуальные люди – не совсем люди.

Это убеждение закреплено и в законодательстве нашей страны. Оно прямо запрещает публичные разговоры о «социальной равноценности» людей с разной сексуальной ориентацией. Проще говоря – даже разговоры о равенстве людей, независимо от их сексуальной ориентации, являются в России правонарушением.

Человек – единственное живое существо, обладающее речью. Лишая кого-либо возможности говорить о себе то, что он/она считает нужным о себе сказать, власть лишает его/ее человеческого достоинства в глазах окружающих. Как следствие, издевательства, пытки и убийства существ, не обладающих человеческим достоинством, начинают восприниматься как нечто, если и не желательное, то, как минимум, само собой разумеющееся, о чем и в докладе о ситуации с правами человека упоминать не стоит. С этого начинался массовый террор против гомосексуалов, инакомыслящих, инвалидов и евреев в нацистской Германии.  Те же предпосылки мы наблюдаем и в современной России. Здесь есть о чем задуматься не только Уполномоченному по правам человека.

Игорь Кочетков, член Совета Российской ЛГБТ-сети 

Russian