«Кто был охотник, кто добыча?» В мурманском гей-клубе показали драму о дискриминации и насилии

Активисты мурманской РИГ «Максимум» организовали показ в ЛГБТ-френдли клубе по мотивам драмы американского драматурга Дэвида Мэмета «Олеанна». В центре пьесы, сыгранной профессиональными артистами, вопросы дискриминации, неравноправия, буллинга, от которого не застрахован никто. Гонитель и жертва, сильный и слабый – могут ли они поменяться местами и всегда ли это хорошо – об этом спрашивает зрителя драматург.

«Олеанна» впервые была показана в 1992 году, на фоне громкого судебного процесса: Анита Хилл, ассистентка американского судьи Кларенса Томаса, претендовавшего на должность в  Верховном суде, обвинила его в сексуальном домогательстве. А названием она обязана пенсильванской коммуне, основанной незадачливым норвежским скрипачом Оле Буллом и его женой Анной. Земля оказалась неплодородной, и  поселенцам пришлось вернуться назад в Норвегию. Мечта об идиллии оказалась утопичной. Как и мечты об уютном доме, счастливой семейной жизни, завидной должности и общественном признании, которые в начале действия питает герой. У него нет имени, нет прошлого, только оболочка: это профессор колледжа, либерал от педагогики, автор книги, смысл которой никак не доходит до туповатой студентки Кэрол.
А Кэрол очень нужно удержаться в колледже, иначе прахом пойдет ее мечта – вырваться из бедности, в которой прошло детство. «Неуд» по профильному предмету в эти планы никак не входит. Она пытается «договориться» с профессором, но вот беда, у него то и дело звонит телефон: он опаздывает на встречу с хозяевами дорогой недвижимости, которую точно купит, как только получит престижную должность. Он бы и рад выслушать исповедь Кэрол о ее бедности и одиночестве, но жена все звонит и звонит…

И нет вроде бы греха в том, чтоб купить дорогой дом, и нет греха в счастливом браке, но как-то не удобно выгонять из кабинета эту девчонку, наматывающую сопли на кулак. Он же педагог! Наставник! И профессор плюет на сделку и агента, наливает дурехе чаю с сахаром и обещает непременно помочь. Дескать, считай, что пятерка у тебя в кармане, только выучишь все сначала, да ты не бойся, я помогу. Нет, ты не тупая, просто все с детства тебе так говорили - ты и поверила. Что? Зачем мне это? Да у меня все было ровным счетом также. Никто в меня не верил. Никто меня не слышал. А ты мне нравишься, да, ты такая же, как я! Я тут тоже чужой среди своих, да-да… Ты заходи ко мне, я тебе все растолкую. И никто тебя не отчислит. Он предлагает ей сделку: пятерка в обмен на регулярные занятия с ним. И он ужасно нравится сейчас самому себе: благороден, имеет право миловать. Он отпускает парочку сексистских шуточек, не со зла, просто к слову пришлось. И не замечает, как внимательно слушает его Кэрол.

А через пару дней уже он, а не она будет искать встречи, будет молить о ней. И дело тут вовсе не в любви. Дело в жалобе, которую студентка написала на него. И из-за которой никакого престижного места не видать. Кэрол уже не та забитая тупица, она теперь лидер: за ней вся группа, каждый готов подписать эту жалобу на сексиста-зануду-непрофессионала, унижающего студентов бездаря, позорящего профессию. Неполиткорректность профессора обернулась жалобой, а порыв откровенности – еще и уголовным обвинением в сексуальных домогательствах. О последнем он узнает от жены. Семьи у него теперь тоже больше нет. Зато Кэрол теперь – власть. Она предлагает профессору мировую при условии, что он отречется от собственной книги, зная, как тот гордится ей. Отказ от обвинения в обмен на отказ от убеждений. Тоже сделка. До какого унижения может дойти человек, скованный страхом, загнанный в угол? Чего еще может потребовать у него с помощью шантажа бывшая жертва, ставшая палачом? «Не называйте больше вашу жену «малыш»! - требует она в финале. И профессор, потерявший все, бросается на нее, готовый убить. Но монстра, выращенного им, вряд ли так просто уничтожить.

После показа пьесы в клубе, до отказа набитом людьми, состоялось обсуждение. Что привело героев к столь жесткому конфликту – об этом предложили зрителям поговорить актеры. Сексизм, комплекс маленького человека, длительные унижения, имущественное неравенство – высказывались разные версии. Зрители обратили внимание на дискриминацию, которой подвергается девушка в начале пьесы. И на то, что в финале герой, подвергшийся буллингу, сумел отказаться от своего статуса в пользу свободы.
Никто из героев не идеален, оба одинаково изуродованы стереотипами, непониманием окружающих, страхами перед самими собой и перед другими. Есть ли шанс остаться собой и стать милосерднее друг к другу? Авторы спектакля оставили финал открытым. Каждый решает сам.

Russian