Суд приговорил трансгендерного мужчину к 4,5 годам колонии. Рассказываем о проблемах трансгендерных людей в российских тюрьмах.

Колонии в России бинарные: женские или мужские. И в тех, и в других существует кастовая система и другие условия, опасные для ЛГБТ+ людей. У судов и ФСИН нет понимания, куда направлять трансгендерных людей для отбывания наказания, ведь в обоих видах исправительных учреждений человек будет подвержен дополнительным ограничениям, не связанным с лишением свободы: травля со стороны других заключенных, риски сексуального насилия, отсутствие квалифицированной медицинской помощи, отсутствие гормональной терапии.

В феврале один из судов Петербурга вынес приговор по уголовному делу о покушении на сбыт наркотиков. Приговоренный — трансгендерный мужчина А., который уже сменил документы и осуществил переход: операцию мастэктомию, принимает гормоны. 

Суд приговорил А. к 4,5 годам колонии общего режима. Суд для определения пола подсудимого назначил по делу уролого-гинелокогическую экспертизу. В заключении эксперта сказано о наличии у подсудимого органов женской половой системы, на этом основании, суд назначил подсудимому «женский» режим и направил его в женское СИЗО. Сама необходимость прохождения такой экспертизы является унижающим человеческое достоинство обращением. По нашим данным, другие транс-персоны от назначения подобных экспертиз отказываются, так как считают для себя менее унизительным отправиться в «неправильную» колонию, чем проходить подобные процедуры.

На текущий момент подсудимый направлен в СИЗО-5 — женское СИЗО с несколькими мужскими корпусами. Администрация определила А. в женскую камеру. Там он пробудет до отправки в колонию. Мы надеемся, что администрация СИЗО разрешит подсудимому употреблять гормоны в изоляторе, а также обеспечит его безопасность.

Российская ЛГБТ-сеть, как правозащитная организация, оказывает юридическую помощь ЛГБТ+ сообществу. По этому делу с нами сотрудничает адвокат Ксения Михайлова.

Это второй кейс нашей организации о представлении интересов в суде трансгендерного мужчины, о котором мы можем говорить публично. Первое дело, находящееся в нашем производстве — это дело Назара Гулевича.

Трансгендерные люди всю жизнь принимают гормональную терапию. Это дорогостоящий процесс, который не покрывается ОМС. У отсутствия гормональной терапии для транс-персон в ОМС есть два следствия  — транс-персоны вынуждены прилагать большие усилия, чтобы проходить гормональную терапию, а оказавшись в местах заключения, не имеют возможности доступа к гормональным препаратам. 

Александр Белик, юрист Российской ЛГБТ-сети: «В отличие от дела Назара Гулевича, в деле А. суд дал в приговоре оценку состоянию подсудимого. Суд учёл, что подсудимые имеет женские анатомические признаки, это видно из назначенного режима — мужчинам по таким статьям общий режим не назначается. При этом, будет это мужская или женская колония определяет не суд, а ФСИН при этапировании.

Мы видим, что подсудимый направлен в женское СИЗО, что уже гораздо лучше для трансгендерного человека, чем мужское. Однако таких мер не достаточно. Я надеюсь, что ФСИН разработает чёткие инструкции, каким образом она поступает с транс-персонами в колониях. Один отдельный отряд на всю страну в женской колонии в текущих условиях мне кажется самой адекватной мерой.

Ожидаю, что в этом деле, как и в кейсе Назара, будут говорить, что не нужно защищать уголовников. Но заключенные — это люди. Они имеют свободу от пыток и право на медицинскую помощь. Содержать человека в небезопасных условиях и в одиночной камере — негуманно. Отсутствие возможности пользоваться гормонами — тоже. Нам также известны случае, когда людям с неизмененными документами не дают совершать переход в колониях.

Эти случаи абсолютно невидимы для общества, потому что такие транс-персоны сталкиваются с двойной стигмой: и как заключенные и как транс-люди. В российских реалиях это значит, что их права нарушаются вдвойне».