Гомофобия и трансфобия в России: миф или реальность?
На примере одного российского города мы хотим показать, что на самом деле происходит в России, и как правоохранительные органы и суды обходятся с преступлениями на почве ненависти. 
15 Сентября 2020

Очень часто мы слышим заявления о том, что никакой гомофобии и трансфобии в России нет, а ЛГБТ-организации и активисты только и делают, что раскачивают лодку. На примере одного российского города мы хотим показать, что на самом деле происходит в России, и как правоохранительные органы и суды обходятся с преступлениями на почве ненависти. 

Апрель 2019: зверское убийство трансгендерной девушки

В апреле 2019 в Курске произошло зверское убийство трансгендерной девушки Ники Сургутской. Ника познакомилась с молодым человеком и пошла с ним на свидание, которое закончилось жестокой расправой. Обвиняемый дал показания, согласно которым он задушил жертву, расчленил труп погибшей, засолил останки и выбросил  тело в мусорные баки недалеко от своего дома после того, как узнал, что его знакомая – трансгендерная женщина. В рамках следствия была проведена судебно-медицинская экспертиза. Результаты экспертизы показали, что убийца психически нездоров, и он был признан невменяемым.

Суд так и не вынес приговор, который бы учитывал трансфобный мотив убийства. Следственное управление посчитало, что наиболее правдоподобной является версия убийства на бытовой почве. В ходе изучения обстоятельств смерти во внимание не был принят тот факт, что преступник убил Нику, обнаружив, что ее гендерная идентичность не соответствовала биологическому полу.

Менеджерка программы мониторинга и международной адвокации Наталья ПоплевскаяНевозможно согласиться с категоричной оценкой следствия в том, что преступление носило бытовой характер, ведь как минимум одно противоречие сразу бросается в глаза. Как может человек, якобы впавший в сильный эмоциональный стресс, истязать тело изощренным способом, а затем еще несколько дней после убийства тщательно копаться в останках? Если же потрясение было настолько сильным, что обвиняемый не мог контролировать своих действий, трансгендерность Ники должна идти первой в списке возможных оснований убийства для отработки следствием. Возможно, обвиняемый намеревался расправиться с жертвой заранее, но даже если мотив возник у него непосредственно во время близости, справедливое разбирательство требует установления отношения убийцы к трансгендерным людям.

Апрель 2020: нападение на трансгендерного мужчину

В апреле 2020 в Курской области снова пострадал трансгендерный человек. Руслан Иванов (имя пострадавшего изменено по его просьбе) выходил из супермаркета, когда неизвестный посетитель магазина схватил его за шею и принялся наносить ему удары по голове. Нападавший угрожал Руслану Иванову убийством, высказывая неприязнь к ЛГБТ-сообществу. Сразу после нападения молодой человек обратился в больницу, где врачи диагностировали разрыв барабанной перепонки и сотрясение головного мозга. На следующий день потерпевший пошел в полицию и потребовал расследовать преступление. В полиции  заявление приняли, но никаких следственных действий проведено не было. Вместо того, чтобы запросить записи камер видеонаблюдения и опросить подозреваемых и свидетелей, полицейские попытались сперва передать дело в Следственный комитет, а затем и вовсе отказались возбуждать уголовное дело.

Менеджерка программы мониторинга и международной адвокации Наталья ПоплевскаяПолиция часто рассматривает физическую расправу как административное правонарушение, как побои. Закон не предусматривает серьезного наказания за подобные нападения. Выходит, что полиции ничего не нужно делать, если полицейские посчитают, что жертве не было причинено серьезного вреда. Пострадавшие часто не могут добиться справедливости, и преступники не получают справедливого наказания или же избегают его вовсе. Обидчикам изначально дается карт бланш на “незначительное” насилие: установление отягчающих обстоятельств занимает у следствия дополнительные ресурсы и не является популярным методом разбирательств.

Тем временем полицейским необходимо показывать руководству результаты и статистику своей работы. Для выполнения этой задачи, полицейские могут идти на совершение преступлений. Еще одна история из Курска это подтверждает.

Апрель 2020: преследование сотрудниками полиции бисексуального мужчины

Роман Тубольцев - бисексуальный мужчина, столкнувшийся с незаконным преследованием со стороны полиции. Как рассказывает сам Тубольцев, в середине апреля 2020 года ему позвонил мужчина, который представился сотрудником полиции по фамилии Кретов и попросил встретиться и поговорить с ним. Несмотря на то, что предмет разговора Кретов не обозначил, Тубольцев согласился, и, выйдя из дома, сел в автомобиль. Полицейские отвезли молодого человека сперва за пределы города в частный сектор, где оскорбляли и оказывали давление на Романа, требуя признаться в преступлениях, которые он якобы совершал в отношении неизвестного ему молодого человека. При этом, сотрудники полиции не называли оснований для задержания и того, в чем конкретно они пытаются обвинить задержанного.

После этого в течение четырех часов полицейские удерживали Тубольцева в отделении полиции района Дружбы, где и прошел незаконный допрос. Романа оскорбляли, шантажировали, а также угрожали физическим насилием в случае, если он не предоставит доступ к данным на своем телефоне. После того, как Роман был вынужден разблокировать свой телефон, полицейские стали по очереди просматривать содержимое и комментировать хранящиеся на устройстве данные (фото, видео, сообщения в мессенджерах, список приложений, контакты в телефонной книге), а один из сотрудников удалил входящий номер, с которого ранее в этот же день Роману звонил полицейский по фамилии Кретов.

Во время допроса выяснилось, что полицейские были намерены заставить Романа признаться в том, что он неоднократно встречался с неизвестным ему Самохваловым для оказания ему интимных услуг за вознаграждение. По словам полицейских, заявитель пожаловался на Романа и его друга, проживающего вместе с ним. Сотрудники полиции в нецензурной форме интересовались у Романа подробностями его интимной жизни, унижали задержанного, позволяли себе грубые оскорбления, а также грозились публично распространить фото и переписки, которые нашли у него в телефоне, утверждая, что за это им будет положено повышение или премирование.

Спустя 5 часов удержания и отказов Романа оговаривать себя, полицейские стали угрожать молодому человека арестом на 15 суток и заведением на него другого уголовного дела. Так и не добившись своего, полицейские отпустили Тубольцева без составления протоколов, велев никому не рассказывать о факте незаконного задержания и допроса. Роман обращался к Уполномоченному по правам человека в Курске, а также в прокуратуру, с требованием расследовать произошедший с ним инцидент. На данный момент никакого содержательного ответа ему не пришло.

Истории записаны координаторами программы мониторинга.