С 08.11.2021 г. Межрегиональное общественное движение «Российская ЛГБТ-сеть» включено Минюстом России в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента.
Такой разный активизм
Тим Бесцвет


Источник фото: Pavel Golovkin—AP

Недавний опрос “Левада-Центра” (признан иноагентом) продемонстрировал нам, что только четверть россиян считают, что взрослые люди имеют право на однополые отношения. Эта цифра может показаться маленькой, на первый взгляд, однако важно понимать, что она меняется каждый год и зависит напрямую от “видимости” ЛГБТК+ людей в России.

Одним из результатов этого исследования является показатель того, что из респондентов, у которых есть знакомые квир-люди, 70% считают, что они должны иметь права наравне с остальными гражданами в России. Это демонстрирует нам, что видимость ЛГБТК+ людей оказывает прямое влияние на общественное мнение.

Эта самая видимость для общества создается и формируется ежедневно.

Изменения происходят благодаря деятельности правозащитных организаций, повышению образованности населения, активизму. 

Активизм - это термин, описывающий деятельность людей по собственной инициативе и направленной на изменение окружающей среды.

Но как и почему становятся активист_ками? Как начать и сложно ли это? Ведь формы активизма многообразны: помимо уличных акций, диджитал-просвещения или институциональной работы, активизм может воплощаться и в искусстве, и в других неожиданных проявлениях. Именно об этом мы и поговорили с нашими геро_инями в этом материале. 


Источник фото: личный архив Нади


Надя Щетинина, 25 лет, инженерка


Я родилась в моногороде, находящемся недалеко от Москвы. Он небольшой, в нем проживают несколько тысяч человек. Когда я жила там, я еще не исследовала свою сексуальность и во многом меня это спасало. В маленьких населенных пунктах практически невозможно открыто говорить о своей негетеросексуальности или негетеронормативности. В университете я встретила Яну и тогда поняла: “Ой, кажется, я  пансексуальна.”

Активизмом я начала заниматься с 2018 года. Все началось с того, что я познакомилась с Яной. Я влюбилась в нее, мы начали строить отношения и вместе с этим думать о том, как же нам жить в России.

Ведь здесь, к сожалению, мы пока что не имеем никаких возможностей завести семью и вообще полноценно жить. Изначально мы планировали накопить денег и переехать, у нас не было надежд на какие-либо изменения. Активистское движение было для нас “невидимо” на тот момент. 

Спустя какое-то время, когда мы познакомились с замечательными людьми, разделяющими наши ценности и проявляющими готовность бороться за свои права, мы поняли, что есть кто,  хочет и готов менять происходящее. Благодаря этому мы приняли решение о том, что не хотим больше переезжать. Поняли, что хотим завести семью в России - но для этого, конечно, нам всем нужно очень много работать.


“Мы стояли вместе и кричали лозунги против гомофобии”


Одним из катализаторов начала моей активистской деятельности являлось строительство Юго-Восточной хорды в Москве. Когда я узнала о планируемом проекте, то осознала, что пора действовать. Ведь, по сути, это настоящая экологическая катастрофа, которая могла случиться совсем рядом. 

Первое, что я сделала - подала заявление и организовала массовый пикет. Там же познакомилась с местным муниципальным депутатом, который меня проинструктировал и ознакомил с тем, как можно бороться против строительства. 

ЛГБТК+ повесткой я боялась заниматься долгое время, несмотря на большое количество проблем, волнующих меня и ситуаций, происходящих с квир-людьми в России. Ведь это касается меня напрямую, а потому я более уязвима, когда поднимаю эту проблематику. Я боялась, что любой комментарий со стороны людей  мог бы меня сильно задеть и обидеть.

В 2020 году, когда в России принимали поправки к Конституции, на Пушкинской площади в Москве проходил сбор людей, выступающих против них. В тот период меня особо задевала формулировка, утверждающая, что “брак - это союз мужчины и женщины”. Потому я пришла на площадь и, постояв какое-то время, решилась достать плакат “Я не признаю власть, что не дает мне завести семью”. Плакат был выкрашен в прайд-цвета и потому привлек внимание окружающих. 

Удивительным образом я непроизвольно запустила цепную реакцию. Несколько людей достали прайд-флаги и плакаты и встали со мной рядом. Мы стояли вместе и кричали лозунги против гомофобии. В тот момент я полагала, что столкнусь с негативом, но окружающие люди нас поддержали. Правда, все же кто-то вырвал один из флагов у девушки, стоящей рядом. Она даже упала и заработала синяк, но потом поднялась, и мы вместе продолжили пикетировать.


“Когда я предпринимаю действия, иногда даже жертвуя отдыхом и сном, мне становится намного лучше и радостней”


Я - инженерка в научно-исследовательском центре. Это забавно, но я не могу использовать феминитивы на работе. Например, в заявлениях, которые я пишу начальнице,  я должна писать “начальник” и никак иначе. Это - специфика таких организаций. Несмотря на это, мне удается находить баланс и оставаться открытой и верной себе, не чувствую дискомфорта на своей работе. 

Я всегда была открытым человеком, который прямо говорит о своих чувствах. Меня так воспитали, и я благодарна этому.  Вместе с тем я понимаю, что ЛГБТК+ людям в России сложно быть открытыми. Это опасно и трудно. Все ведь знают, что происходят преступления на почве ненависти. Все знают, что на квир-мероприятия приходят провокаторы или их попросту срывают полицейские. Подобное положение квир-людей, по моему мнению, препятствует их солидаризации.  А ведь понимание того, что ты не одна - это замечательно. Лично меня очень сильно подбадривает поддержка со стороны единомышленников, друзей. 

Вообще, с приходом активизма в мою жизнь многое изменилось. До активизма моя жизнь была какой-то депрессивной. Когда возникала какая-то масштабная проблема, мне было больно и грустно это обдумывать. Сейчас, когда я предпринимаю действия, иногда даже жертвуя отдыхом и сном, мне становится намного лучше и радостней. 

Активизм для меня - это жизненное кредо, когда тебе не все равно. Это про небезразличие и готовность действовать.  Для меня важно открыто говорить о правах ЛГБТК+ в России. Например, во время мизулинских поправок я выходила на улицы с пикетом “Жизни трансгендерных людей важны”. С Яной мы вместе участвовали в флешмобе в поддержку Юлии Цветковой, во время ее голодовки. Мы опубликовали фотографию с нашим поцелуем и манифестом. Активизм - это ведь не только про публичные действия на улице, это еще и про диджитал-пространство. 

Мне кажется, в активизме важно использовать все каналы. Я бы с удовольствием занималась институциональным активизмом, если бы понимала, что это позволит мне прокормить себя. 


“Я хочу ипотеку взять под 4 процента, а не под 12”


Быть квиром в России - сложно, слишком много травматичных ситуаций происходит и давления со стороны государства и общества. И потому очень важно не бояться обращаться за помощью. Мне кажется, что психотерапия - это круто. Всем советую. 

Гомофобия навязывается властью, гомофобия  является нормой в России. Невозможно пропагандировать сексуальную ориентацию. Однако можно информировать о спектре сексуальной ориентации - и тогда это позволит людям быть более открытыми и счастливыми. В то же время у нас пропагандируется гомофобия.

В гомофобном обществе ЛГБТК+ персоне сложно признать себя. Очевидно, что в развитых странах, где выше видимость ЛГБТК+,больше открытых людей.
Но это не от того, что есть некая пропаганда, это от того, что людям легче признаться, когда их сексуальная ориентация или гендерная идентичность не вызывает негативный всплеск.

У квир-людей в России много правовой незащищенности. Например, совершенно нет прав для однополых семей. Я хочу ипотеку взять под 4 процента, а не под 12. Все эти плюшки, которые есть у молодых семей - это потрясающе и действительно помогает, потому что мы сейчас все настолько бедные. Это очень обидно, что вот мои друзья, которые недавно вышли замуж или женились, имеют право на все эти “плюшки”, а мы с Яной - нет. 


“Важно не бояться заявлять о своей позиции”


Когда я только начинала свою деятельность, я приходила к точкам пикетирования и знакомилась там с людьми. В текущих обстоятельствах сложнее начинать заниматься уличным активизмом, но всегда можно знакомиться с людьми и через соцсети, ведь есть сообщества и группы единомышленников. 

Важно не бояться заявлять о своей позиции, говорить о своих чувствах. Можно донатить, поддерживать активистов или организации. Можно информировать людей через свои соцсети, даже если аудитория небольшая. Банальный репост или пост с собственным мнением позволяет повысить видимость любой проблемы. 



Источник фото: личный архив Лизы


Лиза Михалёва, 21 год, диджейка и инфлюенсерка


До 18-ти лет я была в фэшн-тусовке, у меня даже прозвище было “Техно-Лиза”. Я ходила на показы, подрабатывала стилисткой, в общем, “светски вращалась”. На тот момент не особо понимала, с какими проблемами сталкиваются социально уязвимые группы, и была беззаботна. Но именно в этот период у меня появился социальный капитал и аудитория в социальных сетях.

Все поменялось, когда произошло несколько случаев, приведших меня к активизму. Я столкнулась с опытом абьюзивных отношений. На тот момент мало кто говорил о психологическом насилии, потому было трудно распознать его сразу. Мне потребовалось время, чтобы осознать происходящее со мной, но, к счастью, мне хватило ресурсов прервать эти отношения и не возвращаться в них. Тогда же я и поняла, что “фэшн-тусовка” тоже достаточно токсична. 

Еще случилась неприятная история, когда мне было 18. В один из вечеров, когда я просто шла домой, за мной увязался мужчина и долго преследовал меня. Когда я останавливалась - он останавливался, в общем, жутко было. Мне пришлось вызвать такси и поехать на нем, чтобы чувствовать себя в безопасности. Этой ситуацией я поделилась со своей аудиторией и, к удивлению, получила огромное количество фидбека от подписчиц, они рассказывали про подобные истории и о своем опыте харассмента. 


“Я почувствовала, что стало как-то важнее делиться темами, которые я исследую и освещать их на своих платформах”



В 2018-ом году я поступила в Лондонский университет. Там у меня появилась большая компания друзей - все они придерживались левых либеральных взглядов. Общение и дружба с ними позволили мне культурно образовываться, погружаться в фем-оптику и исследовать культуру по-новому, я начала диджеить. 

В Лондоне я стала много задумываться о классовом неравенстве. Поняла, что нахожусь в привилегированном положении из-за поддержки обеспеченной и принимающей семьи. У меня классные родители, которые всегда верили в меня и поддерживали, но ведь многим не знакомы такие отношения. Когда я это осознала, то поняла, что мне важно использовать свои привилегиями во благо: делиться знаниями и освещать повестку в своем Инстаграме.

Тогда же я начала исследовать свою квирность. Хотя с 15 лет ловила себя на мысли, что мне, вроде, нравятся и парни, и девушки. Однажды мама как - то напрямую спросила: “Лиз, а ты лесбиянка? Если да, то ты можешь поделиться со мной. Я буду тебя ровно также любить и ничего не поменяется”. Я посмеялась и сказала, что еще не думала об этом, а как только пойму, то поделюсь обязательно. 

С осознанием квирности и будучи открытой квир-персоной, я столкнулась с большей дискриминацией, и это, конечно, повлияло на мою активистскую деятельность. 

Я начала волонтерить в организации, занимающейся сексуальным просвещением. Мы ходили в школы, рассказывали про гендер, про контрацепцию, про спектр сексуальных ориентаций и всякое такое. 

Параллельно с этим я стала активней делиться в социальных сетях темами, которые меня интересовали и были важны – феминизм, сексуальное образование и квир-просвет.. И это начало откликаться людям.


“Было важно, показать, что я не боюсь и готова быть открытой”


В 2019 я начала общаться с активистским коммьюнити в России, познакомившись с основателями «Культраб» – Алиной Музыченко и Егором Еремеевым. Я стилизовала их съемку «панк-балет» в разгар летних протестов – отсылку к Августовскому путчу 1991-ого года. Благодаря общению с ними мне удалось узнать о глубинных проблемах, с которыми работают российские активисты.

17 мая 2019 года, в международный день борьбы с гомо/транс/би-фобиями, я впервые вышла в одиночный пикет к Администрации Президента. Поводом послужило убийство ЛГБТКИА+ активистски Елены Григорьевой. Она, как и многие женщины и квир-персоны, обращалась в правоохранительные органы за помощью, переживая за свою безопасность, но не получила ее. И хотя я была не согласна с некоторыми взглядами Григорьевой, мне было важно выйти из онлайн-пространства и высказаться: показать, что я “видима”, что я не боюсь и готова быть открытой. У меня был плакат со словами “Нет насилию над активистами” с одной стороны и “Можно ли назвать людьми тех, кто уничтожает и преследует людей, борющихся за права людей?” - с другой.

На прошлый Хэллоуин я устроила акцию-перформанс. Раздумывая над костюмом я подумала, что хочется не просто повеселиться, а наполнить свой образ социальной повесткой. Я решилапереосмыслить наряд силовиков, которые причиняют много зла своим гражданам. Так и появилась “Квиргвардейка”, которая выступает против репрессивной политики РФ и борется с гомофобами, трансфобами, сексистами и расистами. Частью акции стала созданная мной “Квирституция”, в которой я прописала манифест в шуточно-серьезном формате. В этом “зине” я потребовала принятие закона о домашнем насилии и отмену закона о гей-пропаганде, рассказала о том, кто такие квир-люди, а также осветила акцию Pussy Riot с радужными флагами в октябре 2020 года и арест Саши Софеева.

В образе "Квиргвардейки" я отправилась на две Хеллоуин-вечеринки, где знакомилась с людьии и спрашивала, знают ли они, что такое "квир". Если они отвечали отрицательно, я дарила им “Квирституцию".


“Россия будет квиранутой” 


"Я бы назвала свою текущую деятельность “светским активизмом”. Но "светский" - не в значении того, что это часть "привилегированного светского общества", а в значении “мирской, более доступный” (по сравнению с не менее важным активизмом, который может быть непонятным / пугающим для людей не из активистских / граждански активных кругов. Например, уличные акции). Для меня этот терминподчеркивает разнообразность активизма.

Мне нравится просвещать людей в более доступном формате - формате развлечений. Поэтому я использую свлю диджей-плаформу для активизма: начинаю свои сеты с аудио-обращений к публике с важным месседжем, разбавляю их новостными вставками или цитатами активистов. Например, люди танцуют, и вдруг слышат информацию о существовании петиции против закона о “пропаганде ЛГБТКИА+”. Так те, кто иначе не узнал бы эту информацию, получают её.


В основном я играю на квир- и фем-вечеринках, организовываю собственные мероприятия. Мне важно создавать пространства, где люди веселятся и чувствуют себя комфортнее и безопаснее в самовыражении.

Кстати, я также выступаю против снобизма - как в культуре, так и в музыкальной индустрии. Я разбавляю классную музыку, которая мне нравится, более доступными поп-референсами: мемами, хитами нулевых или смешными треками а-ля Crazy Frog или песня Кузи из Универа. "Бумбумугар" - так я называю свой диджей-стиль.

Прошлой зимой я начала внедрять политическую повестку в свои сеты из-за накопившейся боли в  связи с протестами и преследованиями в стране. В феврале “Popoff Kitchen” пригласили меня сыграть в программе "Квир Мир" на онлайн-радио Test FM. Тогда я записала свое первое аудио-интро, в котором сообщила, что этот сет - моя интерпретация гимна "Квир Мира". Сет состоял как из веселой музыки, так и из политических треков IC3PEAK, Pussy Riot, мема с угандским квир-активистом Пепе Онзима. Завершила эфир фразой “Россия будет квиранутой и, конечно же, свободной”. Получился своего рода перформанс, который нашел отклик у публики.

Тогда я и поняла, что в таком формате можно доносить важную информацию до людей не из активистской повестки. Ведь люди веселятся, прикалываются и танцуют, но в то же время слушают.

С тех пор я начала записывать интро и аутро к каждому сету. Не только про проблемы квир-людей, но и про осознанность на танцполе, с благодарностями организаторам и так далее. Я прошу людей слушать свое тело, внимательно относиться к своим границам, танцевать так, как им комфортно.



“Не бывает достаточного или недостаточного активизма”


ЛГБТКИА+ люди в России сталкиваются с непониманием, неприятием и страхом за свою жизнь и безопасность. Но я считаю, что чаще всего гомофобия идет не от чистого сердца, а от незнания. Поэтому мне важно делиться и заниматься просвещением, ведь не люди плохие, а плоха недоступность информации. Чем больше активистской деятельности будет проводиться, тем будет легче и радостнее жить нам всем.

Активизм - это личная работа над осознанием важности просвещения и защиты друг  друга, выход из позиции неведения. Это постоянная работа над собой, исследование и понимание процессов. 

Не бывает достаточного или недостаточного активизма.Активизм может быть разным. Здесь важно не бояться исследовать себя: можно искать новые пути и платформы для активизма, а можно пробовать существующие. Круто исследовать вещи, которые откликаются именно тебе, и которые можно использовать в социально-полезном русле.

Еще важно беречь себя, чтобы не выгорать. Накапливать и восстанавливать ресурс мне помогают медитация, телесные практики. Еще помогает терапия, в которой я напоминаю себе о том, что я - человек, и что у меня есть право на ошибки.




источник фото: личный архив Артёма


Артём Лапов, 33 года,  юрист

В привычном понимании ЛГБТК+ активизм -  это публичные акции, но я ни в одной из них не участвовал. Мой личный подход к активизму - это просвещение. То есть своеобразный активизм с юридической стороны. Я езжу по городам с семинарами, меня приглашают на конференции. Стараюсь делиться знаниями, которые у меня есть благодаря профессиональной деятельности. На этих семинарах я рассказываю о правах людей, учу людей пользоваться ими в условиях российского законодательства.  Я делаю это, чтобы люди в критических ситуациях не терялись и могли помочь себе, даже не обращаясь в правозащитные организации.

В первую очередь я - юрист, сотрудничающий с правозащитными организациями, которые помогают квир-людям в России. На текущий момент больше всего у меня взаимодействия с Московской ЛГБТ-группой “Стимул”, являющейся коллективным участником Российской ЛГБТ-сети.



“Правовая помощь квир людям оказывает влияние на положение всех ЛГБТК+ людей в России”


В 2013-ом году я вступил в Движение Российской ЛГБТ-сети как участник и как юрист. Организация только зарождалась на тот момент, и, когда я стал ее частью, то подробно ознакомился с деятельностью Движения и в целом узнал, что существует множество организаций, помогающих ЛГБТК+ в России. 

Выбранный мною путь возник из-за ситуаций, которые со мной происходили. В 2010 - 2011 годах у меня были яркие, окрашенные волосы. На тот момент это казалось для социума диким, и я сталкивался с оскорблениями по этому поводу, даже как-то подвергся нападению.

Еще был случай, когда я сильно заболел ангиной, затемпературил и обратился к врачу. Терапевтка отказалась меня лечить и выписала какие-то травы. Спустя какое-то время, попав к ней случайно на прием, я напрямую спросил о причинах происходящего. Она в ответ спросила о моей ориентации. Далее последовала тирада о том, что мои татуировки и ориентация - это тяга к саморазрушению. Мол, у гомосексуальных пар нет детей, а значит, им незачем жить на планете - потому она не планирует тратить свое время и заниматься моим лечением.

Эта ситуация повергла меня в шок. Я вызвал заведующую, написал жалобу и заявления. Благодаря этому мне удалось все же получить лечение. Но произошедшее, конечно, оставило свой отпечаток.

Когда я увидел в очереди к той самой терапевтке мальчика с окрашенными волосами, то в тот момент осознал, что ситуация, приключившаяся со мной - не единична. Понял, что подобное происходит не только в Томске, а повсеместно. 

Моя текущая деятельность, проводимая мною работа, стала в какой-то момент некоей самотерапией, ведь правовая помощь квир-людям оказывает влияние на положение всех ЛГБТК+ людей в России. 

Проблемы, с которыми сталкиваются ЛГБТК+ в России, зависит от региона и от деятельности людей. Например, ЛГБТК+ активисты чаще обращаются за помощью с проблемами нарушения проведения массовых мероприятий, травли или из-за срывов каких-нибудь культурных событий. 

Если рассматривать в общем, то много обращений поступает из-за насилия, аутинга, подставных свиданий. С недавнего времени появилось больше запросов на консультации по семейным правам: попытки узаконить отношения или специфичные случаи, когда, например, незаконно изымают детей из однополых семей.  


“Активистское сообщество видимо меньше из-за закона о “пропаганде”, чем могло бы быть”


Общество в России неоднородно. Уровень гомофобии варьируется в зависимости от региона. Однако у нас есть дискриминационный закон “о пропаганде”, который оказывает влияние на положение всех квир-людей в России. 

Активистское сообщество видимо меньше из-за закона о “пропаганде”, чем могло бы быть. Но в то же время следствие, вытекающее из этого закона, указывает на то, что ЛГБТК+ люди видимы для государства. А потому это -  хорошая основа для борьбы за права квир-людей.

Недавнее решение ЕСПЧ, обязывающее Россию создать правовую основу для защиты однополых отношений - это хороший знак. Но в то же время однополые семьи, с точки зрения права,  “невидимы”. В своей практике я консультирую квир-семьи, и иногда обращаются с ситуациями, когда происходит раздел имущества. Это никаким образом не руководствуется семейным кодексом, в отличие от гетеросексуальных отношений - и это досадно. Вместе с тем в России есть тысячи квир семей, которые, к сожалению, не заявляют о своих правах. А ведь можно добиваться признания определенных прав в союзе, даже если ваш брак был заключен в другой стране, по моему мнению, такие браки признаются в РФ. Потому мне кажется, что просвещение - это очень важно.

“Странно, что есть люди, которые готовы тратить деньги для травли других” 


Я веду публичные кейсы с ЛГБТК+ людьми и организациями. Публичность позволяет мне чувствовать себя более безопасно. Например, если что-то случится со мной, то об этом хотя бы узнают. Но, конечно, есть и обратная сторона.

В прошлом году гомофобы выкладывали список из 23  людей, поддерживающих ЛГБТК+. Там была информация обо мне и старый адрес, на котором я проживал. Это, конечно, странно, что есть люди, которые готовы тратить деньги для травли других. 

В гомофобных пабликах  дважды выкладывали мои соцсети с призывом к травле. В первый раз было действительно неприятно от происходящего: мне оборвали соцсети, звонили на телефон, присылали угрозы физической расправы. А во второй раз уже было смешно от этого - угрозы воспринимались легче, было забавно над этим наблюдать. К таким ситуациям стараюсь подходить с юмором, хотя, конечно, иногда это неприятно. В любом случае, я веду дела об этих инцидентах и постараюсь привлечь виновных к ответственности. 


“Начать заниматься активизмом, если есть желание и ресурс, довольно просто“


Можно заполнить анкету сторонника Российской ЛГБТ-сети или посмотреть, какие организации есть в вашем регионе, и присоединиться к ним. Можно посмотреть, какие квир-мероприятия у вас проводятся, и предложить им волонтерскую помощь. Например, “Бок о Бок” часто ищет волонтеров для проведения кинофестивалей. 

Волонтерство не подразумевает, как правило, каких либо специальных навыков - достаточно лишь иметь желание и ресурс, таким образом можно оказывать посильную помощь общему делу.